Закон подписан. Конституция нарушена.

Автор: Владимир Иткин, Ростислав Антонов вкл. . Опубликовано в Новости

putler01

8 июня президент РФ подписал финальный вариант обновленного закона о митингах, значительно ужесточающий наказания для нарушителей. В новом законе предусмотрена "широкая вилка" наказаний нарушителям порядка проведения митингов: штрафы от 10 000 до 300 000 рублей и такое нововведение, как обязательные общественные работы.

Тот факт, что принимаемый закон противоречит конституции и ряду правовых норм - никак не смутил президента.

Согласно правового заключения подготовленного «Советом при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека» данный закон не соответствует ни Конституции РФ ни основополагающим принципам КоАП, УК, а также Трудового и Гражданского кодексов РФ».

Например, возложение ответственности за вред нанесенный во время проведения акции на официального заявителя противоречит нормам Гражданского кодекса РФ в части возмещения вреда. Поскольку вред нанесенный действиями нескольких по действующему законодательству лиц должен компенсироваться солидарно.

В статью 20.2 КоАП вводится термин «несанкционированный» противоречащий духу и букве «Федерального закона о собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях» предусматривающего уведомительный характер акций.

Установление в ст. 20.2 КоАП ответственности «за одновременное массовое нахождение или передвижение граждан в общественных местах» прямо противоречит ст. 31 Конституции РФ, не предусматривающей подобных ограничений.

Но главным пороком закона, по мнению экспертов, является то, что он по сути предполагает криминализацию процедуры использования базового конституционного права - права собираться мирно. Устанавливая максимальный размер штрафа в 300 тысяч рублей закон стирает границу между административными правонарушениями и уголовными преступлениями.

Создавая тем самым условия для дальнейшего обострения противостояния между властью и обществом.

С полным текстом правового заключения можно ознакомиться по ссылке.

Сибград

Закон о митингах: штрафы выросли в 100 раз

Владимир Иткин обратился к руководству города и области, депутатам и организаторам наиболее масштабных уличных акций — станет ли теперь в Новосибирске меньше митингов?

Владимир Городецкий, мэр Новосибирска: «Такая задача не ставится — сделать меньше митингов. Не знаю, кто такие домыслы пускает. Еще раз говорю: чем больше люди смогут высказать цивилизованно свое мнение и быть услышанными, тем лучше. Митингов будет столько, сколько есть потребности у людей. Но в каком формате проводить? А, мол, мне все равно, я вот сюда выйду и буду! Нет! Так не будет. Город живет жизнью, ее нельзя нарушать. Но высказывать свое мнение тоже надо. Поэтому такая золотая середина будет обязательно найдена. Но не с целью, чтобы митингов стало меньше или совсем не было. Неправильно это».

Виктор Козодой, вице-губернатор Новосибирской области: «Мы сейчас уйдем в другую форму — не митинги, а круглые столы, координационные советы с членами правительства. Я буду настаивать работать в такой форме — уйти от крайних форм. Наиболее экстремальные круги могут не согласиться. Это их выбор. Основная масса предпочтет более конструктивный диалог. С пенсионерами в таком режиме я уже говорил. Про «белоленточников» сложно сказать — это одни из немногих, с кем я не общался. Говорить за глаза, не понимая их, очень сложно. Это «белоленточное» движение из 20-30 человек не имеет здесь ни корней, ни популярности. Как они себя поведут, для 2,5-миллионной области не так существенно. 

Говоря о жесткости закона, то тут, как говорится, что с чем сравнивать. Люди когда-то в пещерах жили, потом стали в лаптях ходить, но мы же не должны на это опираться. Мир меняется. Посмотрите на законодательство Европы и Америки — оно очень жесткое, гораздо жестче, чем у нас. Понимаете, мы в правах хотим быть равными всему цивилизованному миру, а в обязанностях — остаться в феодализме».

Сергей Козлов, политолог СибАГС: «Я думаю, в Новосибирске градус политического противостояния недостаточно высок, поэтому применять закон против здешних митингующих, скорее всего, не будут. У нас все проходит тихо и спокойно — никто никого не обижает. Ни власти демонстрантов, ни наоборот. Что касается «Монстрации», то тут все будет зависеть от градуса баталий на общефедеральном уровне. Если будут какие-то проблемы, то могут попасть под раздачу. Однако «Монстрация» все больше носит развлекательный характер, перфоманс неполитический, поэтому думаю, что с ними все будет в порядке».

Артем Лоскутов, идеолог «Монстраций»: «Этот закон, кажется, — шутка, вроде сказки про Чиполлино и налогов на воздух? Согласно этому закону я уже не смогу быть организатором «Монстраций», потому что больше двух раз привлекался к административной ответственности за нарушение правил при проведении митингов. Потом там оговаривается, что нельзя скрывать лица, а на «Монстрации» многие приходят в костюмах — соответственно, этого тоже нельзя будет сделать, их будут штрафовать или отправлять на общественные работы. Закон, который подразумевает за административное правонарушение сумму штрафа бóльшую, чем за ряд уголовных, — это нонсенс какой-то юридический. Оценивая риски, когда один и тот же штраф положен за поднятие плаката и повреждение государственного здания, протестующим может быть интереснее выбрать второй вариант.

В результате принятия закона «Монстрация» может прекратить свое существование. Нам дают понять, что мы в этой стране не нужны и представляемся врагами той небольшой группке лиц, которая этот закон приняла.

В такой ситуации «Монстрация», наверное, исчерпывает себя, и вместо нее нужно выстраивать баррикады. Будет ли меньше протестных акций, сказать сложно. Очевидно, те митинги, которые призваны имитировать гражданскую активность, вроде выступлений против фонтана на Орджоникидзе, ЛГБТ-фестиваля, выставок Гельмана и Пикассо, будут происходить по два раза на день. А тех, против которых новый закон направлен, будет меньше, конечно же».

Игорь Лобарев, организатор митингов пенсионеров за безлимитный проезд: «Я думаю, что частично митингов станет меньше. Не все захотят рисковать. Но результат будет плачевным: если пружину сдерживать, это приведет к неожиданным формам. Получается, что участие в несанкционированном митинге становится эквивалентным нанесению ущерба государственному имуществу. Что касается нас, то наша активность не пропадет. Мы будем продолжать проводить акции».

Ростислав Антонов, организатор «Русского марша»: «Я не думаю, что на жизни Новосибирска новый закон сильно скажется, но в перспективе политическая деятельность будет менять свои формы. Если ранее для политического активиста правильнее и проще было подать уведомление в мэрию, то при вводимой системе появляется стимул ничего не регистрировать и при этом делать так, чтобы не привлекли. Я имею в виду — организовывать собрания по-другому, чтобы их нельзя было назвать митингами.

Возможно, больше будет акций, вроде вывешивания баннеров на мостах, листовочных компаний, акций в интернете.

«Русский марш» будет проводиться, количество же участников будет зависеть не от закона, а от градуса настроений в общества. Если государство будет решать проблемы русского народа, то численность «Русского марша» будет уменьшаться. Что касается закрытых лиц. То, по большому счёту - это дело каждого участника акции. Никто не имеет права насильно заставить человека снять маску. Но организаторы, конечно, предупредят участников акции о требованиях закона и о возможных последствиях его нарушения».

Илья Пономарев, депутат партии «Справедливая Россия» от Новосибирской области: «Я думаю, что принципиально на жизнь Новосибирска новый закон никак не скажется — наш город не относится к числу особенно репрессивных территорий. Как мы видели, полиция у нас достаточно нормально относится к различным формам митинговой активности, по сравнению с другими регионами. Поэтому к репрессиям я не вижу никаких предпосылок. Организаторы митингов будут осторожнее, но ведь пока они платили по минимальной планке, и дальше могут продолжать платить минимальные деньги, ведь по штрафам в законопроекте очень большая вилка. Представьте себе Игоря Лобарева, организатора митингов пенсионеров, которому назначили штраф в 300 000 рублей. Не представляете? Вот и я не могу себе этого представить. Что у него можно взять, кроме его цепей? Ничего.

Результат будет простой — на людей повесят немыслимые долги, а платить они не будут, потому что это невозможно.

Думаю, большая часть активистов предпочтет общественные работы деньгам. Конечно, неприятно. Но думаю, это только замотивирует людей заниматься радикальными формами протеста. Ну, улицы будут подметать, забор красить. Вот Артема Лоскутова заставят красить забор… Представьте себе, какое начнется веселье, если вместе с ним красить забор придут все монстранты!».

news.ngs.ru

Глеб Павловский, политолог (Москва)«Данное решение — признак упадка лидера системы, а значит, и самой системы, потому что этот лидер является ее встроенным блоком: если он начинает вести себя неадекватно, значит и она начинает вести себя неадекватно. Подобную ситуацию можно было наблюдать в Думе, когда адекватные люди из «Единой России» продавливали заведомо неправовые решения.

У меня возникает вопрос: а Путин контролирует ситуацию? Он еще что-то решает?»

Tags: Новосибирск Россия политика Ростислав Антонов

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: