Сергей Дьячков: Кризис, к сожалению, будет усугубляться

Автор: antonov вкл. . Опубликовано в Экономика

Экономический прогноз от управляющего партнера DSO Consulting Сергея Дьячкова

 

 

 

 

 


Ростислав Антонов: Добрый день, Сергей, это уже наша четвертая встреча. Обычно перед Новым годом люди ходят в баню, а мы делаем прогнозы на следующий экономический год и подводим итоги года прошедшего. Сергей, из того, что в прошлом году мы с вами обсуждали, сбылось, а что нет?


Сергей Дьячков: Во-первых, про баню — еще раз добрый день — мне тоже эта аналогия пришла в голову, такая ирония судьбы Новосибирска. Я в прошлом году все-таки был более оптимистичен. Мне кажется, вот эти зеленые росточки возникали, потенциалы были. К сожалению, в развитие экономики вмешалась политика. Все хорошее не сбылось, а все плохое сбылось.


Р.Антонов: Не совсем с вами согласен. По строительному рынку вы прогнозировали спад, а область ответила 30-процентным ростом.


С.Дьячков: Давайте различать показатели объемов ввода жилья, когда достраиваются объекты, начатые строительством два-три года назад, и объемы строительных работ. Объемы строительных работ в прошлом году упали на треть по Новосибирской области, в России, кстати, меньше, на 10 процентов. Объемы ввода жилья — да, выросли. Включилась ипотека с государственным участием, но если мы говорим о спросе, то можете сейчас спросить у любого строителя жилья, что происходит со спросом: спрос упал на десятки процентов. Здесь, я думаю, что оказался прав.


Р.Антонов: Мы говорили о русском бизнесе, о русском предпринимательском гении, что он сделает все возможное, чтобы вырасти. Удалось что-то, есть ли какие-то результаты за 2015 год именно предпринимательской активности в Новосибирске?


С.Дьячков: За 2014 год мы их видели, тут некоторая доля моего участия есть организационного, административного, потому что в ту пору я был чиновником. Что касается 2015 года — есть некоторые проекты, я не буду о них говорить, но есть предпринимательская активность, есть проявление этого самого гения русского предпринимателя, гения новосибирского предпринимателя. В целом ситуация, конечно, ухудшается, но я бы не говорил, что она ухудшается стремительно. Плюс — должен это отмечать раз за разом — действия областного правительства по реализации проектов технопарков, промышленно-логистического парка. Они стимулируют предпринимательскую активность, они стимулируют хоть маленький, микроскопический, на уровне стагнации, но все-таки рост объемов производства. В значительной степени влияет на развитие экономики области военный заказ. Пока он действительно является драйвером. Это продлится недолго, максимум два года еще. И сами военные промышленники уже это понимают. Но, тем не менее, это тоже стимулирует. Иллюстрирую на цифрах: 11 месяцев 2015 года (статистика официальная) в России спад промышленного производства почти на 4 процента, в Новосибирской области, еще раз повторяю, микроскопический, на уровне стагнации, но все-таки рост 0,7 процента годовых.


Р.Антонов: Насколько я понимаю, произошло перераспределение. Одни отрасли упали, наверное, а «военка» это все дело компенсировала.


С.Дьячков: Можно и так сказать. Это следствие отраслевой структуры экономики области. Мы говорим тоже не первый год, это очень хорошо, что это так, она диверсифицирована. У нас много отраслей. У нас вес сырьевого сектора почти незаметный. И в силу вот этой диверсификации там, где проседают одни отрасли, другие «вытягивают». К числу вытягивающих отраслей относится «военка». В этом году это было так.


Р.Антонов: Мы поняли, какие отрасли растут, а какие отрасли промышленности в этом году упали и на сколько?


С.Дьячков: У нас много отраслей, у нас проблемы есть и в секторе потребительских товаров, прежде всего непищевых. То есть «пищевка» у нас продолжала расти, в том числе и на импортозамещении, как мы и предполагали год назад. А если мы говорим о производстве товаров длительного пользования, то там нет роста. Это естественно, потому что в условиях стагнации на чем экономят люди? Прежде всего, на развлечениях и на товарах длительного пользования. Странно было бы, если бы это было не так. Наши с вами бюджеты личные тоже не увеличились, и понятно, что мы стали меньше развлекаться, меньше ходить в разного рода заведения общественного питания (там тоже, кстати, спад), и меньше покупать вещей, которые мы будем носить, использовать длительное время.


Р.Антонов: Насколько наша «пищевка» смогла компенсировать выпадающий импорт продовольствия?


С.Дьячков: Есть разные точки зрения. Те лубочные примеры замещения сыров, которые мы все знаем, они всей картины не показывают. Потому что если мы говорим о производстве, например, колбас, то там используются импортные ингредиенты. В целом, я посмотрел по сельскому хозяйству, там есть статистика по девяти месяцам — плюс 6 процентов. Это очень хороший показатель. Это бурный рост. Если мы говорим о пищевой, продовольственной отрасли, включая сельское хозяйство, проблемы в другом месте возникли: для того чтобы вводить новые мощности, я, кажется, говорил это в том году, нужно поставить оборудование. А оборудование, как правило, импортное. А оно подорожало сообразно курсу валют, оно подорожало из-за режима санкций. И поэтому инвестировать стало сложнее. Те мощности, которые не были задействованы, уже задействованы, а те мощности, которые надо бы вводить, вводить достаточно сложно, так как инвестиционные проекты подорожали. Поэтому ситуация, конечно, непростая. Но, судя по статистике сельского хозяйства, в общем ничего, нормально, рост есть.


Р.Антонов: Теперь перейдем к валютному рынку. В конце прошлого года мы столкнулись с таким валютным шоком, когда обвалился рубль, в пиковых значениях до 110 рублей за доллар, потом обратно пошел отскок, мы весь год плавно снижались, курс рубля снижался по отношению к доллару, и сейчас к концу года мы пришли к аналогичной ситуации. Как это скажется на жизни граждан? У нас некоторые чиновники говорят, что это не повлияет на жизнь граждан…


С.Дьячков: Это Владимирской области губернатор сказала: «Поскольку область не нефтяная, то это никак не…».


Р.Антонов: Новосибирская область тоже не нефтяной регион…


С.Дьячков: Я уже говорил, что около половины всех доходов федерального бюджета нефтегазовые. Это значит, что при снижении стоимости нефти, скорее всего, даже в рублевом выражении эти доходы снижаются. Соответственно, федеральных трансфертов становится меньше, у федерального бюджета становится меньше денег, это означает меньше владений в инфраструктуру — мы уже вчера слышали, что строительство Восточного обхода отодвигается, это как минимум; дальше — уменьшаются расходы на содержание социального блока, федеральные расходы и региональные тоже.


Р.Антонов: С другой стороны, снижение курса рубля, и его жесткая привязка к стоимости барреля, позволило сверстать бюджет если не с профицитом, то без убытков.


С.Дьячков: С убытками, дефицит бюджета существует.


Р.Антонов: По сути, в рублевом эквиваленте, регионы получили столько, сколько и планировалось.


С.Дьячков: Инфляция всегда является практически родной сестрой девальвации. То есть если валюты подорожали относительно рубля, то понятно, что подорожало и все, что ввозится из-за рубежа. Если бы Россия производила высокотехнологичные продукты такого свойства, как производят Германия или Япония, то такой проблемы бы не было. Но аудио- и видеотехнику и мобильные телефоны производят не в России.
Плюс действия монополий. Скажем, энергетической монополии, не устану это говорить в Новосибирской области. Плюс разного рода санкции, эмбарго, которые уменьшают и ограничивают конкуренцию, а чем ниже конкуренция, тем выше цены. Все эти факторы разгоняют инфляцию. Поэтому если у вас рублей столько же, на них купить можно меньше. Это касается и домохозяйства, и компаний, и правительства любого уровня.


Р.Антонов: Мы пережили уже шоковый период 1998-го года…


С.Дьячков: Мы много шоков переживали.


Р.Антонов: Когда обвалился рубль, это послужило толком для старта производств внутри России, потому что до 1998 года мы вообще мало что хотели производить. А тут оказалось, что это делать выгодно. То есть мы увидели 6-процентный рост в пищевой промышленности, и не станет ли эта девальвация и отсечение импортных товаров от внутреннего рынка толчком для производства высокотехнологичных товаров внутри России, для развития собственной элементной базы и для переформатирования российской экономики?

С.Дьячков: Хотелось бы, чтобы стала эта девальвация таким толчком, но экономический кризис, который мы переживаем, он не только циклический, не только связан с ухудшением отношений России с внешним миром, но он еще системный в самой России. Пока не произойдет смена элит на уровне федеральной власти, на уровне большинства регионов России, мы будем иметь то, что мы имели в конце восьмидесятых – начале девяностых. К сожалению, это так. Старые элиты уже поуправляли, и вряд ли они изменят свои подходы. Простая истина об этом говорит, это из бизнеса: «Если вы продолжаете делать все то же самое, что и раньше, сложно ожидать, что вы получите другой результат». Конъюнктура изменилась, подходы нет. Новосибирская область в этом смысле является неким исключением — еще раз похвалю областное правительство, при всех моих сложных отношениях с ним, в целом они действуют правильно. Тем не менее смена элит — это процесс, необходимый всей российской политической и экономической системе. Эта смена не будет простой, я не приверженец идеи о том, что будет какая-то революция, скорее элиты будут сменяться в результате выборов, это будет очень тяжело.


Р.Антонов: Я не могу не задать этот вопрос, раз уж мы заговорили о смене элит. Вы пришли в мэрию Новосибирска как раз на волне вот этих перемен. Сейчас в ходе нашей дискуссии вы молчите про мэрию города Новосибирска и хвалите Правительство Новосибирской области…


С.Дьячков: Немножко я мэрию тоже похвалил.


Р.Антонов: Насколько элиты сменились в городе Новосибирске и области? Ведь смена элит — это не смена вывесок, правильно?


С.Дьячков: Этот процесс начался, и в Новосибирской области (я могу здесь ошибаться) начался раньше, чем во многих регионах России, он идет болезненно. И к тому же к Локтю у его оппонентов много претензий. Я Локтя критиковать не буду, потому что я работал с ним долго, и я понимаю его сложности. Хотя у меня замечания к нему тоже есть. Этот процесс в Новосибирской области только начался. Есть такая точка зрения, что город Новосибирск является некой политической столицей России, уж больно быстро и ярко идут у нас политические процессы, мы с вами в них время от времени участвуем. Мы идем этим путем, мы — область, мы — город, пусть тяжелым, пусть долгим. Этот процесс только начался. И слава Богу, что он идет. И мы в значительной степени пример показываем всей остальной России.


Р.Антонов: Теперь у нас остался последний блок вопросов — прогноз на 2016 год. Что будет происходить, и к чему мы придем к нашей следующей встрече к концу 2016 года?


С.Дьячков: Кризис, к сожалению, будет усугубляться. Те зеленые росточки, которые были год назад, в большинстве своем увяли. Прежде всего, по политическим причинам. Мы с вами сегодня намеренно не обсуждаем темы, связанные с Украиной, с Крымом, с Турцией и всеми остальными условными врагами. Тем не менее, это повлияло, это можно оценивать по-разному, скажу, как и в прошлом году. Но то, что России нужно выходить из политической изоляции, — это абсолютно точно. Пока этого не происходит, кризисные явления будут усугубляться.
Мне кажется, что эти процессы будут идти с разной скоростью в разных отраслях. Скажем, в строительстве кризис будет продолжаться. Мы, скорее всего, увидим рост количества замороженных объектов, рост количества обманутых дольщиков.
В потребительских отраслях эти процессы будут идти не так быстро, не так драматично. С бюджетами и муниципалитетов, и регионов России, в том числе в Новосибирской области, будет довольно сложно.


Там же есть еще одна сложность — так называемые майские указы президента, согласно которым социальные статьи являются защищенными. И у руководителей регионов, и муниципалитетов, и соответствующих парламентов, у них очень небольшой маневр. Представьте себе, у вас есть небольшой бюджет сверстанный, в котором 70-75 процентов защищены, вы не можете ничего с ними сделать, только увеличивать. И вы начинаете жертвовать инвестициями, расходами на национальную экономику. Понятно, что это не очень хорошим образом, мягко говоря, влияет на состояние региональной или муниципальной экономики.
Я думаю, что в 2016 году в Новосибирской области будут вводиться новые производства, прежде всего, это производства ПЛП (промышленно-логистического парка), это производства биотехнопарка в Кольцове. Я думаю, что это будет стимулировать развитие экономики и предпринимательскую активность, а потому Новосибирская область переживет 2016 год получше, чем Россия в целом, так как валовой продукт страны будет снижаться, инвестиции будут снижаться, в ряде отраслей это будет происходить вполне драматически.


Я не жду большого роста протестной активности в Новосибирской области, потому что политическая система Новосибирской области конкурентна, мы сами участники этой системы, и мы знаем, что с подавляющим большинством политиков в Новосибирской области мы можем найти общий язык, договориться или по крайней мере честно конкурировать. Вот примерно так.


Я бы сказал уважаемым нашим зрителям, читателям то же, что сказал в прошлом году: ключевым рычагом, ключевым фактором, которые ведет вас по жизни, является ваша квалификация и динамика вашей квалификации. Если на улице кризис, значит вы либо должны наращивать ту квалификацию, в которой вы уникальны, либо приобретать другую квалификацию. Лучший вариант — то и другое. Давайте вспомним девяностые. Да, мы идем к стандартам потребления девяностых. Но в девяностых, скажем, я в 1990-м окончил университет, мы не чурались приобретать квалификацию за квалификацией. За девяностые я освоил несколько профессий. Считаю, что это правильный путь для разумного гражданина, для разумного участника экономики. Поэтому уважаемые новосибирцы, работайте над своей квалификацией.

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: