Разбирая русских

Автор: Егор Холмогоров вкл. . Опубликовано в Мнения

razrus01

Редакция Сибграда без изменений публикует статью общественного деятеля, публициста Егора Холмогорова, высказавшегося на тему особенностей характера русского народа.


Меня спросили - почему я считаю этот список "свойств русского характера" русофобским и неверным.

Отвечаю

Ложь и русофобия здесь - это совокупный возникающий беспомощный и глуповатый образ беспомощного и беззащитного невероятно пассивного человека.

Это типичные "навязанные ценности", которые внедряются в русское сознание извне под видом своих, чтобы облегчить управление и манипулирование русскими, достичь примитивизации нашего сознания.

Не соответствует действительности тут почти все.

1. "Созерцательность" - русский человек умеет созерцать, но в целом русские невероятно деятельный народ способный и к авральной и к планомерной работе.

2. "Небрежение дольними практическими делами" - это просто русофобская клевета с очень вредной интенцией. Русский человек очень практичен. В частности духовно практичен - достаточно сравнить хозяйственную активность русских и восточных монастырей.

3. "Великодушие" - это парадная ценность которую приписывают себе все народы - от французов, до папуасов. В русском случае это скорее навязываемая нам сверхценность - мол, русский должен быть _особенно_ великодушен и зла не помнить. Когда нарусских не давят в этом вопросе мы прекрасно умеем посчитаться за зло, хотя, понятное дело, считаем великодушие добродетелью.

4. "Открытость" - иностранцы в Московской Руси писали как раз о хитрости и даже лукавстве "московита" - его умении обвести кого угодно вокруг пальца. Еще одна навязанная ценность для удобства оперирования нами - мол русские должны не скрывать замыслов и планов и тогда ими удобно будет управлять.

russ02 

5. "Доброта" - пустая характеристика. Покажите народ который назовет сам себя злым? При этом навязываемый миф о русской доброте - это миф о беззащитном пассивном человеке, миф о пассивном добрячке.

6. "Общинность" - на практике русский человек весьма индивидуалистичен, что видно из традиционной модели расселения - малыми деревнями отстоящими друг от друга на большое расстояние. Русская община как система неформализованных социальных связей - явление имеющее мало общего с "общинностью" как социологическим мифом.

7. "Сострадание к обездоленным" - редкий пункт, который не вызывает вопросов. Для русских традиционно характерен очень высокий уровень сострадания. Даже к врагам. НО... из-за ложного "созерцательного добрячкового" контекста эта добродетель теряет в данном списке свой подлинный смысл.

8. "Неприязнь к жестокой эгоистической конкуренции" - неверно. Подмена рационального выбора неким природным свойством. Для русских характерно понимание убийственности жестокой эгоистической конкуренции в условии скудости наших ресурсов. Русские умеют конкурировать не хуже других, с предельной жестокостью, но природа и судьба выучили нас думать о последствиях конкуренции.

9. "Жертвенность" - опять же поставленная в ложный контекст пассивистская характеристика с элементом навязанных ценностей - мол жертвуйте собой, русачки - за французов, румын и грузин жертвуйте, вам зачтется. Для русских на мой взгляд характерно пасхальное мировоззрение, вера в воскресение, в победу над смертью и готовность к жертве проистекает именно отсюда, в ней нет ничего пассивного.

10. "любовь к Отчизне" - покажите, опять же, народ, который не приписывал бы себе любви к Отчизне. Но, опять же, в данном идеологическом контексте это подразумевает скорее бесконечное терпение перед лицом государственного насилия. Вот уж чего нет, того нет - Россия страна бунтов, крестьянских побегов в поисках воли, уходов в леса и степи. Если бы мы не знали, что это _любовь_ к Родине и свободе, то пожалуй решили бы что русским как раз присуща особая нелюбовь к Отчизне. Но именно эта "нелюбовь" расширила границы России до Камчатки и Сахалина.

11. "смешение личного и социального" - абсолютный бред из которого можно вывести к примеру... любовь к воровству. Видит русский человек социальное и начинает пользоваться им как личным. Это дугинцы явно обосновывают свой бред про "евразийский тип коррупции".

12. "смешение духовного и материального" - еще один бред. Нет никакого _смешения_ у русских. Есть понимание единства, неслиянности, нераздельности и неразлучности духовного и материального. Понимание следующее из пасхального мировоззрения русского человека.

13. "интуитивность и эмоциональность оценок" - обозвали дураками и довольны. Разумеется русскому человеку абсолютно присуща рациональность и взвешенная точность оценок. Главное определяющее свойство русского ума - это _смекалка_ то есть исключительно высокая скорость протекания умственных процессов, высокая скорость схватывания и скорость принятия решения. Это такая скорость, которая не успевает практически отразиться на постоянном проекторе "сознания" - именно отсюда проистекает миф об интуитивности русских - русский думает так быстро, что порой это почти незаметно.

14. "приоритет правды, нравственности над законом и правом" - самая гнусная из навязываемых русским ценностей. Сложившаяся под влиянием исторических обстоятельств система беззакония и насилия над русскими апологизирует себя через утверждение, что русским закон и право не нужны, а значит можно воровать и насиловать дальше. Напротив, в русской душе живет стремление жить по закону. Русский человек в целом весьма законопослушен. Можно сказать природно законопослушен, так что закон у него становится частью этики. Но это именно закон. Поиск правды проистекает у русского человека именно из ощущения несоответствия между тем законом, который заключен в нем и является естественной частью воспитания и беззаконнующим судом или начальником. Когда русский требует Правды - он требует судить по закону.

15. "удивительно проникновенное восприятие земли, почвы" - ложный комплимент. Восприятие земли, почвы у русского человека есть, но в нем нет ничего удивительного или чрезмерно особенного, отличающего нас от проичх европейских народов. У нас есть вшитое чувство пространства и восприятие Русской Земли как природной, органической реальности. Это прекрасно видно в ландшафтности, экстерьерности русской архитектуры, в поиске простора и дали. Но "чувство почвы" - это чувство вглубь, а у русского человека "чувство вширь".

16. "чувство цельности, неприязнь к дробности мира" - попытка выдать часть своей евразийской философии за основу русского национального характера. Русский человек одинаково прекрасно видит и часть и целое, и индивидуальное и общее. Попытка ограничить русский взгляд только одной стороной - это клевета на русский народ.

17, 18. "консерватизм", "любовь к крайностям" - особенно хорошо смотрятся вместе. Хе-хе. Если выбирать, то конечно любовь к крайностям, а ни разу ни консерватизм. Хотя на самом деле это не любовь к крайностям, а экспансивность желания. Русский человек хочет и правое, и левое, и верхнее, и нижнее, и еще середину.


***


Если говорить серьезно то мои долгие исследования русского национального характера привели меня к следующему взгляду на него.

russ01

1. В своей основе русский характер - это обычный индоевропейский и европейский характер и культурно-психологический тип. Для нас характерны типчно европейские черты - личностное восприятие действительности, вообще - вера в повышенные возможности конкретной личности, повышенная рациональность и вера в объяснимость мира, сильно развитый инстинкт власти, стремление к освоению и обустраиванию реальности, социальная амбициозность (в противоположность пассивному отношению к миру или восточному магизму).

2. При этом, в силу своих задатков и иторического развития русские имеют целый ряд черт, которые создают нашу значительную специфику среди европейских народов. Настолько сильную, что, будучи составной частью европейского культурного круга,русский народ создал собственную цивилизацию - родственную европейской, но не тождественную ей.

3. В основе национального характера лежит система аффектов. Сильных и, как правило, негативных эмоциональных переживаний с которыми человек или народ и справляется при помощи выработки характера. В русском случае это переживание обиды. Если для западноевропейца характерен аффект оскорбления, то есть желания устранить негатив за счет доминирования над противником, то для русского характерна обида, стремление удалиться, отстраниться от обидчика, ослабить с ним социальную связь.

4. С проистекающим из обидчивости стремлением к удалению связан исключительно развитый у русских пространственный аффект, стремление к растеканию, разбеганию, занятию все новых и новых пространств. Любое действие воспринимается русским как действие в пространстве. При этом это не кочевническое мировоззрение - русский стремится не к тому, чтобы "передвинуться" из точки А в точку Б, а к тому, чтобы разместиться в точке Б оставшись в точке А. Принимая формулу известного этнографа Т.Б. Щепанской "Русский движущийся этнос с самосознанием оседлого" *.

* Именно поэтому, кстати, русские - самый "антиевразийский" народ в истории, воспринимавший кочевников как препятствие к своему растеканию и планомерно уничтоживший "своеобразие" Великой Степи, перегородивший ее засеками, сковавший её острогами и крепостями.

5. Русские создали и вынуждены были поддерживать невероятно сложную цивилизационную систему в условиях экстремального земледелия и экстремальных климатических условий. Фактически нам пришлось учиться ходить на голове. Ответственен за это тот счастливый факт, что мы приняли византийское христианство - христианство восточно-средиземноморское, находившееся на пике культурного расцвета. Западноевропейское католичество научилось сжиматься, упрощаться, примитивизироваться под потребности северных народов и скорее подчинялось их варварской природе, чем преобразовывало её. И то при первой же возможности северные народы выдумали себе еще более простой протестантизм. Русским досталось непростое византийское наследство (непростое в буквальном смысле - очень сложное и с трудом упрощавшееся) которое надо было поддерживать на должном уровне. В результате мы имеем культуру сложную и многостороннюю "не по климату". К сожалению мы при этом имеем государство далеко не соответствующее уровню нашей культуры. И этому мы обязаны, увы, сперва монголизации, а затем псевдо-европеизации на монгольский манер.

6. Поддержание такой высокой культурной системы в неподходящей для нее среде приучило русских добиваться невозможного. Стремление к невозможному, к переходу порога реальности - причем не галлюцинастическому, а реальному, материальному переходу - характернейшая черта русского мировоззрения и образа действий.

7. С этим связан и специфически пасхальный характер русского взгляда на Христианство. Русские как никто другой в мире остро рочувствовал идею победы над смертью и воскресения мертвых во плоти. Русское пренебрежение смертью - это не пассивная жертвенность, не героический пессимизм обреченного, а напротив - уверенность, что смерти на самом деле уже нет.

8. Также "русский аффект" покорения пространства формирует и особенность русского мышления и действия - это чрезывчайно экспансивное взаимодействие с миром, стремление все схватить, все постичь, все понять, всем завладеть. В сочетании с нежеланием признавать границы возможного - это страшная сила. "Своеначальный жадный ум - как пламень русский ум опасен. Так он неудержим, так ясен, Так весел он - и так угрюм.".

9. Еще одна особенность русского характера связана с речным характером русской цивилизации. Это не сухопутная и не морская, а речная цивилизация, возросшая на реках и переплетениях речных систем. Отсюда стремление всюду проникнуть, вообще особое чувство сети как переплетения сходных элементов, позвояющих двигаться и уходить очень далеко. Отсюда характерная для русского человека специфическая изворотливость, приспособляемость, умение находить обходные пути.

10. Далее - смекалка. Как я уже сказал выше - это такая скорость схватывания и осмысления, что она кажется интуитивным проникновением в суть вещей. Но на самом деле это не интуиция-как-иррациональное - это высокоскоростная рациональность. Русский человек ничего так не нелюбит, как тупость, как когда "не догоняют".

11. Еще одно свойство, проистекающее из жизни в экстремальных условиях - это исключительное упорство, стойкость в обороне, которая не равна пассивность. Просто 8 месяцев зимы приучили русского человека к тому, что какое-то время надо просто уметь продержаться. Продержаться на сколь угодно низкой энергии - а потом Бог переменит зиму, переменит орду и т.д. Русский исходит из предположения, что негативное стечение обтоятельств не является чем-то постоянным и важно не сломаться на пике этого негативного стечения.

Есть у русских и свои специфичные слабые стороны.

1. Недостаточная инженерность мышления. Русскому человеку проще найти решение для человека, чем заложить в конструкцию решение без человека и помимо человека. У нас слишком многое на ручном управлении и зависит от человеческого фактора.

2. Не обузданная и не отработанная обида приводит к ослаблению социальных связей, снижению интенсивности социальности. Русские легко умеют выстраивать системы на невербальном взаимопомнимании и неформальных общих правилах, но вот элементы социальной принудительности (той же инженерности, но в социальных отношениях) нам даются и в самом деле непросто.

3. Самое страшное - это разрушительное воздействие "навязанных ценностей" вроде тех, которые разбирались выше. Они вдолблены порой уже так глубоко, что русский человек вместо того, чтобы поступить ему как подсказывает его характер начинает дергаться и пытаться поступить "как русский" (то есть совершенно не по русски).

rus-obr.ru

Tags: аналитика Русский народ

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: