«Сам виноват», или вонючий «встречный пал» контрпропаганды

Автор: Дмитрий Стешин, Андрей Афанасьев вкл. . Опубликовано в Мнения

tolerant01В последние годы при обсуждении каждого резонансного преступления с «национальным компонентом» в Сети и СМИ неизменно появляются люди, которые встают на сторону преступника и плавно переводят стрелки обвинения на саму жертву.

Приемы контрпропаганды стары как мир, ничего нового придумать в этой области пока не удалось. Так тушат в степи и в лесу пожары – пуская так называемый «встречный пал», и две стены пламени, столкнувшись, душат и гасят друг друга.

Впервые этот контрпропагандистский прием был использован во время межнациональных волнений в Кондопоге, когда в сеть и СМИ была вброшена информация о «нищем городке, населенном озверевшими алкоголиками». То, что из весьма небедной Кондопоги вышло 11 лыжных чемпионов, а в крохотном городке три бассейна и две музыкальные школы, про это все узнали потом. Но требуемый осадочек остался. Как говорится, осел в сознании.

Потом уже этим приемом без зазрения совести стали пользоваться при общественном разборе всех межнациональных конфликтов. Про изнасилованную и убитую Аню Бешнову писали, что она была пьяна, в социальной сети имела друга из ДПНИ (одного из сотни), и скорее всего, сама спровоцировала дворника на насилие вызывающей одеждой.

Год назад, когда в Подмосковье некий безработный узбек задушил молодую женщину, а ее годовалого ребенка убил, ударив головой об дерево, моментально в информационное пространство была вброшена версия о том, что убитая женщина якобы поссорилась с этим гастарбайтером возле поселкового магазина, и там «оскорбляла его достоинство по национальному признаку». То есть, сама виновата.

В последней такой истории на место событий даже отрядили специального блогера-пропагандиста, некоего Дмитрия Панкратова. Он выехал в отделение полиции, где находился порезанный ножами в метро журналист питерского издания Фонтанка.ру, и некие безработные выходцы из Чечни, которых, по традиции, почти что отпустили домой.  К задержанным этого Дмитрия Панкратова почему-то  пустили беспрепятственно – наверное, показал удостоверение топового блогера. Пробыв там 15 минут, блогер тут же отписался в Сеть, что журналист был пьян, набросился на чеченцев сам, и, скорее всего, «оскорблял достоинство по национальному признаку», а травмы журналиста не соответствуют его показаниям. В общем, сам виноват, как обычно.

Вранье это быстро разоблачили –  непьющий пострадавший журналист не постеснялся выступить перед людьми, которые приехали его поддержать к отделению полиции и проводить на вокзал. К тому же сама полиция «под давлением обстоятельств» - видеозаписи и информационной огласки, изменила принципу «Рафик совсем, то есть абсолютно, неуновен», и все разрешилось по совести, что в большинстве случаев тождественно выражению «по закону». Также всем стало ясно, зачем приезжал в отделение полиции «штатный блогер». Нужно было любой ценой не допустить  сбора неравнодушных общественников возле отделения полиции. Общественным мнением  попытались проманипулировать, но привычная схема дала сбой. Уж слишком разные оказались стороны в этом конфликте – непонятно чем занимающиеся в Москве безработные молодые чеченцы и интеллигентный питерский журналист, приезжавший в столицу на конференцию. Хотя людей, собравшихся  поддержать мужественного коллегу, было не меньше сотни, что тоже очень много для полного «спокойствия в Багдаде».

А как показала история с дворником и 11-летним мальчиком, за спокойствие в нашем  Москвабаде, контрпропагандисты готовы пожертвовать всем – и совестью, и здравым смыслом. Я видел своими глазами, как разворачивалась это борьба, и как пускали «вонючий встречный пал». Как только заметку с сайта «КП» начали перепечатывать другие информресурсы, в комментариях появились странные люди с привычной песней – «сам виноват».

churka02

Кто-то изображал педагога с 30-летним стажем, претерпевшего от детей. Правда, на вопрос «в какой школе вы работаете?» липовый педагог ничего не ответил, а выступил с того же ip-адреса в качестве простого горожанина недовольного падением нравов и распущенной, невоспитанной  молодежью. Во вторник у нелегального гастарбайтера,  травмировавшего ребенка, нашлись общественные защитники, как оказалось, непростые.

Некая Эдика Энверновна Лялина, в девичестве Чакчапчи, собрала среди жильцов дома подписи под открытым письмом, положительно характеризующих дворника, и представляющих искалеченного мальчика исчадием ада. «Сам виноват», в общем. В Сети Эдика Энверовна даже нашла постановочное видео, где Артем, еще без сотрясения и с целой челюстью, разыгрывает с такими же малолетними друзьями драку.

Правда, защитница недооценила силу Интернета, который «помнит все». Быстро выяснилось, что Эдика Энверовна - штатный сотрудник телестудии ГУВД Москвы. И там же, в Сети, лежит ворох потрясающих фото, где она оттягивается в стрип-клубе «для женщин» и нюхает или кокаин, или белый порошок, изображающий наркотик.

lyalina04

lyalina02

lyalina03

lyalina01

Еще  нашлись видеоролики, где Эдика Энверовна грязно сквернословит публично и вообще демонстрирует девиантное поведение, правда, уже в весьма зрелом возрасте. «Спалившуюся на аморалке» общественную защитницу тут же уволили из органов. А все, кто так или иначе участвовал в этом скандале, остались мучительно думать – зачем Эдике Энверовне все это было нужно?

Если отбросить романтическую версию о том, что Эдика Энверовна – крымская татарка из репрессированных и сосланных в Узбекистан, и просто поддержала единоверца-земляка, объяснение может быть одно. Кто-то заказал «встречный пал» в информпространстве, и его умело пустили. Пока мы с вами, дорогие читатели, рубились в камментах, на радио «КП» и телевидении «КП», обсуждая идиотскую тему: «Может ли взрослый ударить распоясавшегося ребенка?», никому из нас не пришло в голову несколько простых вопросов:

  • Что делал на территории России человек из другого государства – у нас  что, «проходной двор»?
  • Почему этот гражданин Узбекистана  работал без разрешения, у нас перестали собирать налоги?
  • Задержан ли начальник ДЕЗа или ЖЭКа, организовавший нелегальную миграцию, трудоустройство и проживание нелегалов?
  • Почему в 21-м веке человек живет в мусоропроводе и работает за еду?

Вопросы, неприятные для властей, но они, опять умело от них ускользнули – в понедельник эта тема будет уже никому не интересна. А значит, на месте искалеченного Артема может оказаться любой, читающий эти строки.  И, конечно, следующие пострадавшие от «трудолюбивых  мигрантов» во всем будут виноваты сами.


Дмитрий Стешин, kp.ru.

 



От редакции Сибграда:

Ряд преступлений, в которых "неизвестная сила" вбрасывала чернуху про потерпевших и защищала агрессоров, не исчерпывается перечисленными Дмитрием Стешиным.

Из этого ряда можно вспомнить ещё два резонансных убийства: фаната московского "Спартака" Егора Свиридова и студента Ивана Агафонова.

Если у первого пытались разыграть "националистическую карту" (прямо отождествив фанат = националист), придумать ложные подробности оскорбления матери убийцы - Аслана Черкесова (что нашло своё отражение в "народном творчечстве" разошедшемуся по Интернету - прим. ред.), то на второго погибшего посыпался шквал анонимной лжи:

Якобы Агафонов сам подошёл к своему убийце - Мирзаеву, оскорбил его спутницу и его самого и первым нанёс удар (что явно не подтверждает видеозапись - ни подход, ни удар). Так же последовали "обвинения" Ивана в еврействе и связях с ФСБ (эта ложь, видимо, должна была "отпугнуть" националистов от защиты погибшего - прим. ред.).

В итоге мы знаем, что Аслан Черкесов, под воздействием общественного резонанса созданного "Восстанием Спартака", был осуждён на 20 лет тюрьмы, а Расул Мирзаев, проведя год в СИЗО, после чехарды статей и многочисленных экспертиз, вышел на свободу, так как виноватым был назван асфальт.

Совершенно иную картину можно наблюдать в намедни произошедшем избиении известного архитектурного критика, корреспондента "Коммерсанта" Григория Ревзина. В своём аккаунте на фейсбуке Ревзин пишет, что в ночь с 12 на 13 января он "шёл по Харитоньевскому переулку, получил от каких-то хачей по морде. Просто так, отбился, кошелек при мне, документы тоже. Кастетом били, подбородок дырявый."

Слово "хачи"(от армянского хач - крест - прим. ред.) было воспринято армянами, читающими Ревзина, как оскорбление, и на стене критика стало даже мелькать слово жид (Ревзин Григорий Исаакович, как можно понять, еврей - прим. ред.). За своё эмоциональное и скоропалительное слово Григорий Исаакович, конечно, извинился, но пикировка толерантных и не совсем толерантных читателей Ревзина продолжилась, однако никто так и не высказал пострадавшему сакраментальное "сам виноват", что глулял по ночной Москве, к примеру.

Почему нет претензий? Это хороший вопрос с нелицеприятными, как правило, ответами.


Андрей Афанасьев, Сибград.

Tags: криминал аналитика Россия произвол экстремизм межнациональный конфликт полиция маразм крепчал

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: