Декабристам 2.0

Автор: Елена Мусорина вкл. . Опубликовано в Политика

TOR

 Нужна ли сегодня уличная активность, зачем создавать Координационный совет оппозиции в Сибири, ждёт ли Россию революция в ближайшее время и каковы шансы Дмитрия Рогозина стать президентом России. На эти и другие вопросы ответили непосредственные участники событий в Москве и Новосибирске, подводя итоги протестного 2012 года.

22 декабря, в годовщину нескольких декабрьских протестных акций  -  прошлогодних митингов оппозиции, событий на Манежной площади в Москве и новосибирского бунта пенсионеров против отмены льгот на транспорте – политические и общественные деятели в Новосибирске подвели итоги политактивности 2011-2012 годов в Москве и регионах, а также обсудили пути дальнейшего развития страны. 

Мнениями делились:
Владимир Тор (председатель Координационного совета оппозиции, Национально-демократическая партия) через
Skype
Алексей Мазур ( политолог, политический обозреватель «Тайга.инфо»)
Ростислав Антонов ( Национально-демократическая партия, 
sibgrad.com)
Сергей Дьячков (экономист, Прогрессивно-демократическое движение России)

 

Координационный совет оппозиции в Сибири

Каждого собравшегося на мероприятие волновал избранный осенью новый орган – Координационный совет оппозиции (КС). Участники задали вопросы Владимиру Тору, вошедшему в состав КС, о выборах, целях структуры, составе и дальнейшем будущем. Не обошлось и без критики.

По его словам, Координационный совет оппозиции нужен, потому что народу нужна представительная власть. «Посмотрите, как депутаты Госдумы практически всем составом проголосовали «за» принятие закона, называемого многими законом «имени Басаева», это закон «Димы Яковлева». КС может стать институтом, из которого вырастет будущий настоящий парламент. Вот в чём его функция», - сказал Владимир Тор.

На возражение Алексея Мазура о том, что фактически на выборах в КС проголосовало всего около 60 тысяч человек, а в составе не представлены Сибирь и Дальний Восток, Владимир Тор добавил, что на первых выборах в КС люди, в основном, проголосовали за медийные фигуры, такие как Алексей Навальный и Ксения Собчак. «КС необходимо выработать инструментарий, чтобы представители Сибири попали в его состав. Сейчас в КС есть представители из Кирова, с Северного Кавказа, Питера. Но для огромной России этого недостаточно», - отметил Тор.

В связи с этим Владимир Тор призвал региональных оппозиционеров самим организоваться и выбрать свой КС Сибири, который стал бы «альтернативным центром власти в Сибири, оппозиционной структурой и полноправным партнёром в диалоге с центральным Координационным советом».

На предложение мгновенно отреагировал Сергей Дьячков, спросив почему КС не работает с уже созданными в Новосибирске органами, в том числе организационным комитетом местной оппозиции.

 

О путях развития страны

По мнению Сергея Дьячкова, возможны три пути дальнейшего развития событий в стране. Первый – путь антикриминальной революции, когда граждане добиваются честного подсчёта голосов на выборах, как это произошло в штате Тэнесси в США в 1946 году. Второй вариант – когда гражданские активисты объединяются в организации и профсоюзы, участвуют в выборах и выигрывают их, как в 80-е в Польше. Для России наиболее вероятен «французский сценарий», где «путь освобождения от голлизма» шёл несколько десятилетий, возникали энергетические кризисы, при Миттеране был провозглашён вновь социализм, и только пройдя это, французы начали голосовать за свободную экономику и либерализм.

Владимир Тор описал наиболее вероятный сценарий развития событий для нынешней власти. «Путинский режим находится в неустойчивой ситуации. Он не имеет резервы для дальнейшего развития, дальше будет проходить пикирование вниз. Усилится износ промышленного производства – число техногенных катастроф, таких как на Саяно-Шушенской ГЭС, на шахте Распадская, только возрастёт: отключения света, 10-балльные пробки, транспортный коллапс… Случится очередной «Крымск», причина - отсутствие ресурсов. Известно, что износ промышленной оборудования в стране  составляет от 75 до 80%. Власть окажется не в состоянии совладать с этими техногенными ситуациями. Одновременно будут порождаться и социальные конфликты, которые всегда возникают там, где случаются техногенные катастрофы. Потребуется авторитетная легитимная власть. Нынешний режим таким авторитетом не обладает. Трансфер власти пройдёт так же, как в 1991 и 1993 годах, когда «одна башня Кремля стреляет в другую». Элита наверху будет дробиться. На роль «козла отпущения» идеально подойдёт ВВП и часть элиты с ним. Для легитимизации новая власть будет вынуждена идти на договор с тем же КС», - рассказал Тор.

Он отметил, что сложным и показательным будет 2014 год, Олимпиада в Сочи: слишком много тонких мест в её организации, к ней будет привлечено максимум внимания, в том числе международного.  

 

Уличные акции, уставший Путин и преемник Рогозин

На вопрос об уличной активности в стране Владимир Тор отметил, что уличный фактор – индикатор напряжения в обществе, индикатор готовности общества давить на власть. «Но не нужно делать из неё фетиш и не нужно каждую неделю собирать Марш миллионов. Удальцов совершает ошибку, пытаясь придать уличному процессу неестественный уровень», - пояснил Тор.

По мнению Сергея Дьячкова, сейчас граждане не хотят идти на митинги, потому что устали слушать «болтовню со сцен», им нужно объединяющее начало.

На вопрос о базе НАТО в Ульяновске, где с 2014 года будут проходить военные грузы США, Владимир Тор ответил, что «Россия не должна быть транзитом для чужих военных интересов, это неуместно».

Все участники дискуссии согласились в том, что президент страны Владимир Путин устал, деморализован и «потерял адекватное восприятие действительности», что продемонстрировала пресс-конференция 20 декабря. На «жалком зрелище» Владимир Путин показал, что «не в состоянии слушать собеседника», «начал по привычке хамить людям, и люди хамили ему в ответ: «Садись, Маша. – Спасибо, Вова». К Путину уже начали относиться по-другому: «потеряна «женская опора», на которую он всегда опирался».

Как отметил Алексей Мазур, для Владимира Путина наступили сложные времена, но наблюдается чётко отлаженная работа по удержанию власти режима. «Они вбили клин между протестующими гражданами и остальными: это «PussyPiot» в церкви и их не совсем разумная защита со стороны части оппозиции, это и дискуссии в русле «где нам маршировать». То, что привело к успеху оппозицию в декабре прошлого года - работа Навального по коррупции, наблюдатели на выборах – это всё было слито  в течение года и раздроблено. Потому что с одной стороны работает штаб, который создаёт уголовные дела, работает по людям, а с другой стороны – какие-то люди собираются, чего-то сидят там в КС, между собой отношения выясняют»,- пояснил Мазур.

По его словам, у власти получается «сеять раздор в рядах оппонентов», что будет работать ещё довольно долго. «Сейчас нужно уже эту страницу закрыть, понять, что уже отработана ситуация. И всё «фишки» прошлого года отработаны, никаких уже маршей миллионов не сработает. Вся эта история с КС показала, что у нас нет политической культуры, нет способности самоорганизоваться, мы друг друга готовы порвать на части. Пока он сидит там (Путин), нужно научиться друг с другом разговаривать, решать совместные проблемы», - отметил Алексей Мазур.

Недостаток оппозиции, по мнению Сергея Дьячкова, в том, что «всегда возникают какие-то радикалы, которые говорят: «Мы с вами не пойдем, у нас свой путь». Всё равно, так или иначе, мы придём к многопартийному парламенту и к коалиционному правительству, и тот, кто это не понимает, на самом деле, работает против общего дела», -заметил Дьячков.

Любопытно высказался Владимир Тор, отвечая на вопрос о кандидатуре в преемники президента России вице-премьера Дмитрия Рогозина:

«У меня от работы с Дмитрием Олеговичем Рогозиным осталось положительное впечатление скорее. Несмотря на то, что кто-то остался в Москве в очень жёсткой ситуации, а кто-то поехал отстаивать международные интересы России в Брюссель. Но давайте отойдём от личных пристрастий и посмотрим объективно. Дмитрий Рогозин является наиболее раскрученной фигурой русского националиста в России. Его знают люди ни столько из интернета, сколько из телевидения, прессы, околополитической печати. Он присутствует на горизонте российской политики десятилетия: все 90-е, все 2000-е, был главой думской партии и вице-спикером парламента. Очевидно, что влияние русского национализма в политике будет возрастать, мы сейчас наблюдаем нарастающий тренд. Поэтому я оцениваю перспективы Рогозина как очень хорошие. С другой стороны, нельзя не отметить, что он в последние годы ведёт себя не столько как публичный политик, сколько как «византийский царедворец». Он занимается маневрированием внутри «двора», и эти интриги привели его на очень высокий пост. Это чревато серьёзными рисками. Похоже на то, что человек всеми правдами и неправдами пробился на капитанский мостик, почти что встал у руля, но корабль оказался «Титаник» и через пять минут он налетит на айсберг. Но в любом случае, мы должны к Рогозину относиться как к нашему человеку в Гаване и быть готовыми вступить с ним в союзнические отношения»,- сказал Владимир Тор.

 

Сибирский потенциал

Эксперты резюмировали состоявшийся разговор следующими выводами:

Сергей Дьячков:

«Хотелось бы, чтобы сегодня здесь присутствовали и левые, потому что нам нужно строить общенациональную демократию, общенациональную коалицию, которая бы действительно была готова принять власть. Я подчёркиваю, это должна быть только коалиция. Все основные мнения в обществе должны быть представлены во власти. И только так мы сможем победить. Что касается протестного движения, этот процесс будет достаточно долгим, минимум пять лет. Это время формирования сначала альтернативных, а потом уже реальных институтов гражданского общества и власти».

Алексей Мазур:

«Я наблюдаю два тренда одновременно. Один тренд позитивный - это налаживание сотрудничества, поиск каких-то путей, создание коалиций и так далее, то есть то, что называется заливание гражданского общества. Другой тренд негативный  - это развал всего государства в целом, власти, в том числе и общества. И первый тренд, к сожалению,  достаточно медленный. Я согласен, что потребуется порядка пяти лет, может быть, чтобы возникла альтернатива, условно говоря, Путину, хотя не в Путине дело. А при этом всём власть может рухнуть гораздо раньше. Что тогда начнётся в стране – очень легко представить. Тот протест, который был в декабре и его нынешние остатки – это очень узкий сегмент, не имеющий шансы на расширение, и никто не делает попыток, я замечу, расширять это сегмент. Нужно делать мелкую, кропотливую и незаметную работу, которая делалась до стотысячных митингов. Если нет связи с обществом, большими массами, обывателями, которые сидят дома и непонятно что делают, представительные органы не работают».

Ростислав Антонов:

«Протестной волны, которая началась в декабре прошлого года, уже нет. Начинается какая-то новая история – новые протесты, новые формы, новые методы работы. Мы видим, что власть хорошо отработала по этой теме. Потому что до этого всё и последняя несанкционированная акция в Москве – достаточно аккуратно отработаны властью. При этом мы видим деградацию всех основных институтов общества и государства – и судов, и правоохранительной системы, и органов госвласти, образование и медицина. И главное, что мы видим, это очень серьезное недоверие общества вот к этим институтам. Общество атомизировано до такой степени, что люди доверяют только своим родным и близким, либо своим друзьям. Сейчас должны выстроиться какие-то новые структуры, новые формы взаимодействия и, я надеюсь, что у нас будет достаточно времени, чтобы это сделать. Я не верю, что власть упадёт завтра. Она будет деградировать, гнить очень долго. Мы же должны адекватно реагировать на эти вещи, учиться создавать параллельные структуры, решающие проблемы, назревшие в обществе».

Владимир Тор:

«Я считаю, удача улыбается только хорошо подготовленным. То, что власть зашаталась и не имеет ресурса для позитивного развития, очевидно. И это и большая угроза для нас, потому что в России очень тяжело жить без сильной госвласти. Но эта власть не должна подавлять регионы. Я вижу развитие России только в использовании регионального ресурса - того  ресурса, который в настоящее время ещё не задействован. Тот ресурс, о котором говорил ещё в своё время Ломоносов. Это людской потенциал Сибири. Я считаю, что всему оппозиционному движению нужно сосредоточиться на выстраивании институтов в провинции. Если бы сейчас развернулось широкое движение по созданию центров координации самоуправления в регионах, это было бы лучшее из того, что бы можно предложить. Если бы сейчас начались выборы в КС в регионах Сибири, Дальнего Востока, Северо-Запада, Поволжья, Северного Кавказа, это дало бы мощный приток новой энергии и кардинальным образом изменило бы ситуацию в стране в целом. Но этот процесс нельзя стимулировать из центра. Должна быть инициатива на местах, активность от регионов. В России пошло тектоническое движение народных масс, этот процесс остановить невозможно. Я жду активности от регионов. Чтобы люди проснулись и реализовали свои интересы».

 

Tags: Ростислав Антонов Координационный совет оппозиции

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: