Беседы с кандидатами: Анатолий Локоть

Автор: Ростислав Антонов, Алексей Голубков вкл. . Опубликовано в Политика

ЛокотьПо настоятельным просьбам наших читателей, мы продолжаем знакомить их с возможными кандидатами в мэры Новосибирска и их программами. Вторым после Ильи Пономарева дать интервью нашему порталу согласился еще один депутат Госдумы, первый секретарь Новосибирского обкома КПРФ Анатолий Локоть – кстати, имеющиеся на данный момент соцопросы утверждают о самом высоком его рейтинге среди оппозиционных кандидатов. С лидером новосибирских коммунистов беседует главный редактор портала «Сибград» Ростислав Антонов.

– Анатолий Евгеньевич, Вы являетесь одним из лидеров гонки. Но вслед за вами идут два опытных хозяйственника… И один из основных вопросов, который волнует и наших читателей, и в принципе новосибирцев – что у Анатолия Локтя, при всей его известности и популярности, может не хватить управленческого опыта для работы с городом. Может быть, мы тогда обозначим, как Вы видите болевые точки города и как их решать?

– Ну прежде всего, Новосибирск – третий город в Российской Федерации и по численности, и по своей весомости, по вкладу в экономику – некоронованная «столица Сибири». Поэтому говорить о том, что один отдельный аспект, знание одного какого-то сектора экономики позволяет в полной мере представлять всю сложную экономику города, то это не так.

Город у нас многоплановый. Это, во-первых, промышленный центр, сложнейший комплекс предприятий. Это, безусловно, город, где очень сложная система коммуникаций и в этом смысле, отношения в системе ЖКХ – это крайне важно. Это крупнейший логистический центр, и сегодня происходит транспортный коллапс – потому что количество машин пребывает последнее время по 60 тысяч в год. И мы видим, что происходит: в середине дня и в часы пик город полностью останавливается. И с этим надо работать.

Новосибирск – это крупнейший научный центр. Именно у нас расположено Сибирское отделение и сосредоточен центр управления фундаментальными исследованиями и разработками новых технологий. И с этим тоже надо уметь работать, представлять, что делать. Потому что сегодняшняя ситуация нас совершенно не удовлетворяет, когда нынешнее руководство просто находится в каком-то постоянном конфликте – касается ли это земли, строительства, коммуникаций. Не воевать надо с Сибирским отделением, а постараться построить отношения таким образом, чтобы воспользоваться этим очень сильным научным потенциалом и технологическим, я подчеркиваю. Потому что технологии – это уже деньги, это уже отдача, это то, что может приносить конкретную пользу, выраженную в рублях, вклад в экономику. Вот это направление не надо забывать.

Новосибирск – это культурный центр, наш оперный театр, драматический театр, «Красный факел», оперетты – вот только что на днях они отпраздновали юбилей. Наши музей, наши библиотеки – это колоссальный слой культуры. И сегодня наша творческая интеллигенция жалуется на невнимание со стороны власти на их проблемы – там проблем тоже очень много накопилось, согласитесь! У нас недострой театра Афанасьева – это просто знаковая проблема, которую надо тоже разрешать.

Ну и, кроме того, есть само понятие города. Градостроительная политика – как она ведется? Мы не раз и не два встречались с нашими архитекторами – заслуженными людьми, теми, которые возглавляют сегодня нашу архитектурную академию, которые являются ветеранами и входят в Союз архитекторов. Кто-то, может, говорит, что у них уже возраст, что они каких-то современных вещей не понимают. Отнюдь – они очень хорошо ориентируются, они вложили душу в наш Новосибирск, они – те, кто составляли Генплан, те, кто представляют и очень хорошо видят в комплексе, как город должен быть устроен, чтобы в нем было удобно жить нам, всем новосибирцам. Новосибирск превращается в очень много бизнес-центров, он превращается в такой некий центр, где удобно делать бизнес. Но не надо забывать, что Новосибирск – это, прежде всего, город для людей. И хотелось бы, чтобы нам, новосибирцам здесь удобно жилось, комфортно – чтобы были зеленые улицы, были зеленые зоны, детские площадки, где детям можно было бы удобно гулять, чтобы загазованность и экология была низкая, в допустимых нормах, чтобы в шаговой доступности были магазины, школы, детские сады. Чтобы до работы можно было добраться транспортом – не простаивать в пробках – для чего надо развивать муниципальный транспорт и те развязки, которые существуют сегодня – конечно, они не поспевают просто за развитием самого города.

Как развивать город? Как его строить? Каким должен быть генеральный план? Это вопросы непростые, не сиюминутные, необходим очень вдумчивый подход, для этого надо работать. А те же наши архитекторы – они говорят, что с ними тоже никто не разговаривает сегодня, их мнение давно уже никто не слушает. Потому что точечная застройка – она потому и появляется, что не заглядывают в Генплан, не слушают архитекторов, не советуются с общественностью. Появляются вот эти пирамиды, которые и уродуют город архитектурно, ну и в том числе, нарушают сложившиеся взаимоотношения, инфраструктуру жилых домов, детских площадок – просто разрушают. Мы это очень ярко видим.

Страшное явление – коррупция, о котором много говорят в стране. Давайте не будем про страну, давайте здесь посмотрим – как у нас. Но всё, что я сказал, копилось годами – эти проблемы не возникли вчера. Кто-то получал откаты, кто-то пилил бюджетные деньги – эти схемы существуют сегодня. И прямо скажем – вот эта система коррупции, которая разъедает власть, она наносит, во-первых, очень серьезный ущерб экономике, бюджету, но есть другая сторона: гниет сама власть при этом, система управления становится неэффективной, нелегитимной абсолютно – и в глазах населения теряет авторитет, что называется, в разы. Ситуация очень тяжелая и протестные настроения, естественно, в городе крайне высокие – потому что всё это на глазах происходит, и люди хорошо в этом разбираются.

– Тогда, раз мы затронули тему коррупции, следующий вопрос: как Вы видите возможность искоренения или уменьшения этого порока? Мы же понимаем, что люди несовершенны, и если человек находится на бюджетных потоках, он начинает выстраивать какие-то схемки: как кого-то ввести через те же тендеры, кому-то помочь... Как разорвать этот порочный круг, что Вы сделаете как мэр, чтобы таких схем у нас больше не было?

– Ну, прежде всего, всё начинается с ответственности руководителей. То есть, люди должны чувствовать ответственность, это крайне важно. А назначенные сверху, они и ориентируются не вниз, а наверх: чтобы показатели были хорошие по ряду каких-то формальных пунктов... Это мы видим и на примере управления некоторых субъектов Российской Федерации, и к сожалению, эти явления – они есть и у нас, в Новосибирской области.

Но самая эффективная мера, на мой взгляд – это система общественного контроля. Сегодня существуют различные общественные организации, которые работают абсолютно на энтузиазме – контролируют, скажем, качество еды, продаваемых продуктов у нас в Новосибирске. Контролируют как используются бюджетные деньги: в технических видах спорта, на строительстве тех же детских садов, других социальных объектов. Надо наладить эту систему, надо использовать потенциал этих общественных организаций – наладить просто нормальное взаимодействие с ними. Мне кажется, просто огромный потенциал заложен в общественном контроле. Надо слышать, что люди говорят, должна заработать система обратных связей – ее, к сожалению, нет. Сегодня чиновники погружены в этой своей пирамиде, в башне из слоновой кости, и считают, что как они решат, так и правильно, и новосибирцы всё это съедят. А при этом, общественные организации стучат, гремят в двери. И мне кажется, что самый основной потенциал в решении многих проблем, в том числе и в борьбе с коррупцией, заключается в самих новосибирцах. Я рассчитываю на поддержку новосибирцев не только во время избирательной кампании – это полдела, может быть, даже меньше. Самое трудное, самое важное начинается потом. Чтобы решать эти проблемы, нужно понимание этих проблем и поддержка новосибирцев, активное их участие. Вот если мы сумеем это организовать, любую проблему мы решим.

– Но тогда, если переходить уже к конкретному вопросу – вот барахолка. Она как раз является олицетворением коррупции, преступлений (два вице-мэра было убито), провала миграционной политики (там образуется гетто) – вызывает массу недовольства. В общем-то, решение было рациональное и правильное – что барахолке на МЖК не быть. Но, опять-таки, оно натолкнулось на качество исполнения. Как Вы видите возможность разрубить этот Гордиев узел так, чтобы все интересы (и прежде всего, интересы новосибирцев) были учтены – может быть, закрыть этот рынок или перевести его в цивилизованное русло? Ведь эта проблема ляжет прежде всего на избранного мэра.

– Явление вещевого рынка появилось в Новосибирске еще в советское время и расцвело в «лихие девяностые годы». Оно связано, прежде всего, с экономическими проблемами, перерастающими в социальные.

Во-первых, закрытие заводов, сокращение рабочих мест, падение жизненного уровня, появление контрабандных схем. Но он образовался и работает не как просто новосибирский вещевой рынок – к нам едут сюда за покупками, за оптовыми поставками из соседних регионов. Потому что Новосибирск логистически удобен, он расположен на пересечении торговых путей. Разрубить эту проблему административно, я боюсь, не удастся, и более того – я критически отношусь к тому решению, которое предлагалось – закрыть с 1 января. Потому что там колоссальный социальный аспект. Существуют разные подсчеты, сколько там рабочих мест. Сначала мэрия давала 4-5 тысяч, эксперты говорят о 10-15 тысячах, я не берусь судить. И вот представьте себе, 10-15 тысяч рабочих мест, на коэффициент семейности – 45-50. И если административно взять и лишить их работы, мы сразу должны понимать – где и чем они будут заниматься. То есть, одномоментно обеспечить всех их рабочими местами, так как было предложено в этом решении, просто не удается. Недаром ведь в ответ на это решение о закрытии рынка произошла акция массового протеста. Перенести в Пашино – тут же мы наталкиваемся на противодействие: народ поднимается и говорит «а зачем нам эта головная боль?»

Но это одна часть социальной проблемы, есть еще другая часть, криминальная. Прошли девяностые годы прошли нулевые годы, как-то выстроились эти взаимоотношения у них там внутри. Опять же, специалисты и правоохранители говорят, что у них сложная система экономических взаимоотношений внутри рынка – они все друг другу должны. И представляете, раз, какого-то числа перестали работать. Как отдавать? Чем отдавать? И они начинают разбираться друг с другом. А потом они пойдут на улицы. И опасность всплеска криминала – это тоже проблема существенная.

Наконец, третья проблема. На сегодняшний день, хочешь – не хочешь, 300 миллионов в год они дают. Мы говорим, что это еще не полностью потенциал вскрыт, там много теневых денег – но 300 миллионов! Если их взять и просто из бюджета города забрать, то чем они компенсируются? Но область ведь эту проблему не решила, и не сказала, что мы вам закроем эту сумму – просто деньги изымаются и образуется в бюджете дыра.

Поэтому я думаю, что, учитывая то, что эта проблема больше лежит в экономической плоскости, это решается не административным путем, а экономическим. Думаю, что надо переводить в цивилизованное русло – наверное, это революционно не получится, то есть, это требует некоторого периода – но перевод под крышу, под строительство каких-то объектов. И они способны, кстати, это сделать – я думаю, что если нормально с ними отстроить отношения с операторами рынка – и только предложить им внятные условия. Я с ними разговариваю – они жалуются на то, что их тоже не слушают, их обманывают, с ними тоже занимаются поборами. А поборы – это же система  такая: начинаясь сверху, она порождает давление до самого низа, до бандитских разборок. Та схема, которая предложена сегодня, почему она натолкнулась на сопротивление – потому что операторы и участники увидели в этом просто передел.

Поэтому я думаю, что надо не разрубить, а аккуратно, комплексно, вдумчиво подойти к этой проблеме – с участием самих операторов, с участием специалистов по торговой системе, обязательно с участием правоохранителей. И для того, чтобы построить такую генеральную линию, самое главное – должны быть для всех внятные, ясные, четкие правила, не допускающие каких-то двойных-тройных толкований – и какими бы они ни были жесткими, я думаю, что это позволит разрешить любую проблему.

– А как Вы видите решение транспортной проблемы?

– Разрешение проблемы, на мой взгляд, лежит в двух аспектах.

Это, прежде всего, градостроительная политика, точное планирование наших улиц, развязок – посмотреть, где они необходимы, насколько оптимально сделаны.

Но вторая часть проблемы – она решается за счет развития муниципального транспорта. У нас пассажироперевозки отданы под стихийное развитие бизнеса, но не транспортных услуг. Ведь сегодня мэрия дает разрешение на какой-то маршрут, дали сколько-то автобусов, пусть не «газелей» даже. Но что происходит на этом маршруте? Выходят ли они через какие-то промежутки времени или вообще не выходят? Или только появляются в час пик, чтобы собрать максимум прибыли и больше не расходовать бензин? Никто это не контролирует, никто не мониторит эту ситуацию.

Кроме того, давно уже ведутся разговоры, что у нас появилось метро. Метро – это очень важная такая составляющая, которая позволяет существенно разгрузить наши улицы. Но только его надо правильно использовать – не надо тогда дублировать это метро, надо развивать транспорт подъезда к этим магистралям. И дальше, во-первых, само метро развивать, и не только на правом берегу.

Я знаю, что существуют сегодня общественные организации – скажем, ко мне как к кандидату пришла бумага, там интересные очень звучат предложения, где общественники изложили свой взгляд на эту проблему. Это не значит, что все предложения, которые там изложены, будут именно так решаться, нет – я думаю, там могут быть еще другие предложения, и надо обсуждать со специалистами – может быть, в более широком кругу. Но то, что работать надо системно, что это требует научного подхода – это абсолютно точно.

Поэтому, первое: оптимизация наших путей, развязок, транспортной системы, второе – развитие муниципального транспорта.

– Но все структурные проекты – они очень затратные. А мы входим в период такой очень жесткой посадки экономики России. Непонятно, где мы будем брать деньги на развитие города?

– Во-первых, я думаю, мы будем обращаться и требовать разрешения главной экономической проблемы. Это несоответствие тех финансовых возможностей, которые существуют, тому количеству полномочий, которые имеет муниципалитет. На уровне страны эта несбалансированность экспертами оценивается в полтора триллиона рублей – гигантская сумма, это 10% от бюджета страны. И мы будем требовать, основываясь на послании Президента, изменения законодательства – налогами необходимо делиться. А у нас всё в стране: как только Президент сказал, то как-то всё начинает двигаться.

Второе. Безусловно, нужно очень серьезно подходит к планированию того, что необходимо делать в городе – придется расставлять приоритеты. Опять же, советуясь с сообществом, с жителями города, принимая ответственные решения – мы должны очень взвешенно к этому подходить.

Но и третье – так называемое частно-государственное партнерство остается очень актуальным вопросом. У нас существуют финансовые структуры, использующие инфраструктурные возможности города. Чтобы вкладывали в развитие Новосибирска – я думаю, мы сумеем заинтересовать частных инвесторов для решения этих проблем.

– Многие Ваши избиратели считают Вас непримиримым оппозиционером. Не так давно Вы встречались с Володиным – зачем вообще нужна была эта встреча?

– С Вячеславом Викторовичем мы знакомы лично со времен, когда он был депутатом. Поэтому предложение встретиться и обсудить политическую ситуацию, складывающуюся в ходе выборов мэра в городе Новосибирске, я встретил положительно и намеренно пошел на эту встречу еще и потому, что в случае победы нам придется взаимодействовать и с администрацией Президента, и с областной властью – придется работать в системе тех взаимоотношений, которые существуют и обозначены законодательством РФ.

Для меня здесь было важно разрешение двух вопросов. Первое – это честность хода избирательной кампании. Здесь существуют проблемы и я об этих проблемах говорил. А второй вопрос, очень важный – что будет с Новосибирском, не последуют ли какие-то репрессии в случае избрания меня, кандидата от оппозиции мэром города Новосибирска – потому что я не собираюсь выходить из партии и лукавить перед избирателями я тоже не хочу.

На два этих вопроса я получил позитивные ответы. Где-то мы остались при своих точках зрения, но в целом я услышал от администрации Президента, что они заинтересованы поделиться ответственностью в непростой экономической ситуации – заинтересованы, чтобы оппозиция приходила сегодня к власти. Нужен диалог с обществом, это возможно только при приходе новых лидеров. И своё участие в этой избирательной кампании я, если коротко, вижу в том, чтобы вернуть власть народу – чтобы повысить участие новосибирцев в разрешении тех проблем, которые существуют. Мне кажется, что это как раз тот Гордиев узел, в который завязаны все остальные проблемы.

– И последний вопрос. Вчера вышла статья Станислава Белковского, где он дает свою оценку перспективам избирательного процесса в городе Новосибирске. И он говорит, что в случае избрания мэром Новосибирска Анатолия Локтя, мы получим полную отставку как губернатора Юрченко, так и полпреда Толоконского – то есть, фактически область может войти в управленческий коллапс: непонятно, кто придет им на смену. Как Вы считаете, произойдет ли это? И если произойдет, то как из этой ситуации выйти?

– Участвуя в этой дискуссии, невольно начинаешь брать на себя ответственность за тот процесс, который запущен не нами. Это не я придумал досрочную отставку и вот эти скоротечные выборы мэра. Это не я предложил схему однотуровых выбров, и не мои товарищи. Поэтому пусть ответственность ляжет на тех, кто запустил эти процессы.

 

 

(фото Алексея Голубкова, видео Юлии Киселевой)

Tags: выборы мэра

Редакция

Сообщение в редакцию

sibgrad2009@gmail.com
E-mail:
Соцсети: